О проекте внедрения предельных цен на экспортную плодоовощную и текстильную продукцию

Статья Бехзода Хошимова:

Плохой проект

Текст проекта документа

 

Комментарии в facebook:

Юлий Юсупов:

Путь наших чиновников усеян граблями

Пока реформы у нас проводились по принципу: два шага вперед, три – в сторону, один – назад. Похоже наступает перелом: шаг вперед, два – назад.

Вроде бы совсем недавно было решение об отказе от всех этих предельных цен на плодоовощную продукцию. А до этого были публикации и картинки с гниющими на свалках фруктами и овощами, которые из-за этих предельных цен не удалось продать. И вот опять. Еще и текстильщики попали под раздачу.

Фантасмагория какая-то. Путь нашего чиновничества буквально усеян граблями, на которые они упорно наступают и наступают. И ничего с собой сделать не могут, бедняги.

Источник

 

 

Зафар Хашимов:

Подробнее про старые грабли.

С удивительной настойчивостью государство регулярно возвращается к идее контроля над экспортными ценами. На минутку, экспортеры эти не государственные предприятия: это фермеры, агрофирмы и текстильные компании, в подавляющем своём большинстве, частные. Следовательно, их продукция есть их частная собственность с которой они, в принципе, вольны поступать, как хочется. Разумеется, государство в праве устанавливать общие правила процедуры экспорта, назначать и устанавливать правила валютного, тарифного и налогового регулирования, все это уже имеется. Но, почему то опять, государство рвётся устанавливать цены. Зачем???
В прошлом, из-за такого контроля и установки минимальных цен на экспорт, фермеры и сельхозпроизводители неоднократно несли огромные убытки и не могли эффективно реализовывать произведённые ими продукцию на экспорт.

Приведу один пример. В прошлом году был очень хороший урожай черешни. Садоводы были в восторге, предвкушая щедрый сезон. Но тогда государство запретило экспорт черешни по цене ниже, чем 4 доллара за кг. Но внешняя конъюнктура цен на черешню была совсем другой. Я лично купил черешню в российском супермаркете по цене 190 руб за кг или 3$. То есть черешня в Москве в рознице стоила 3$, а наши чиновники не разрешали экспортировать её по цене ниже 4$.
На одной встрече с высокопоставленным гос служащим я задал прямой вопрос: почему государство так делает. Ответ был простой- «мы хотим защитить фермеров и их заработки, чтобы они не продешевили, продав продукцию посредникам. Пусть находят самые выгодные варианты сбыта самостоятельно. Если в России дёшево, пусть продают куда нибудь ещё». Аргумент другого чиновника был по-строже: «мы не хотим, чтобы экспортеры показывали нам лишь часть своей выручки, оставляя заработанную валюту за рубежом». Оба аргумента, если разобраться, не выдерживают никакой критики, а главное, хозяин товара имеет полное право на свой продукт, обязательной продажи выручки нет, экспорт освобождён от налогов и, поэтому, государству не должно быть никакого дела до того, как экспортеры реализуют свою продукцию и распоряжаются свой выручкой. Да и как и почему, при отсутствии обязательной продажи и налогов, обычные фермеры и производители должны прятать где то свои деньги. Да и вообще, после всех коррупционных скандалов и страшных историй с прибалтийскими банками, очевидно, что нашим согражданам держать деньги за рубежом становится ещё трудней и уж точно намного опасней, чем хранить эти деньги на родине.
Продолжу, не вдаваясь в еще более мелкие детали несостоятельности приведённых чиновниками доводов про то, почему нельзя отменить контроль цен. Вернёмся к нашему примеру.
Учитывая тот факт, что черешня, после созревания не может храниться долго, фермерам пришлось реализовывать большую часть прошлогоднено урожая во внутреннем рынке. Многие из-за ограничений не смогли продать свой урожай на импорт по 2$, а такие покупатели были и, в конце концов вынужденно продавали на внутреннем рынке по 5000-7000 сум (меньше 1$). Дело усугубилось ещё и обильным урожаем.
Мы, в нашей сети закупали черешню в прошлом году в среднем по 5000-6000 сум, что являлось самой рекордно низкой ценой за последние несколько лет. Теперь подсчитайте потери фермеров.
Рынок можно не признавать, но рынок от этого не перестаёт существовать. Из-за сложившейся ситуации в стране быстро появились гастролеры перекупщики из кавказских стран и стали скупать черешню по 0,5-0,8$ и они организовывали грузовой перевоз продукции в соседние страны окольными путями или маскируя черешню под капусту вывозили товар в Киргизстан и Казахстан и уже там, оформляя документы везли их в Россию или перепродавали там же, но уже по ценам на порядок выше.
В результате, вместо защиты, как раз наоборот, мы толкнули производителей черешни в лапы хищных перекупщиков и, к тому же, доходы от такой криминальной перепродажи черешни уж точно никогда к нам не вернутся. Как говорится, с чем боролись, на то и напоролись.
Уверен, у крестьян и фермеров уйма подобных историй, когда » забота» государства выходило им боком.
Все вздохнули с огромным облегчением, когда в конце прошлого лета порядок регулирования экспортных цен государством был отменен. Пусть сезон черешни и был уже потерян, но что то все равно удалось спасти и экспортировать по человечески. По роду занятий мне часто приходится общаться с сельхоз производителями. Так вот они с большой надеждой сейчас ожидают этот новый сезон. Это настоящие труженники и достойные люди. Давайте помолимся за их урожай и, чтобы им, не дай Бог, снова не ввели установление и контроль экспортных цен. А за одно и за тесктильщиков.

Источник

 

 

Зафар Хашимов:

Далее к моему предыдущему посту про старые грабли.

Один из читателей оставил в комментариях ссылку на приведенную ниже статью, которая по сути оправдывает введение контроля экспортных цен на сельскохозяйственную и текстильную продукцию в стране.
Трудно не заметить, что статья изобилует искажениями, неточностями и передергиваниями.
Автор статьи, например, отмечает, что, якобы, вывоз по заниженной цене сельхозпродукции и его дальнейший реэкспорт в Россию стало следствием отмены в конце лета предельных нижних уровней цен. На самом деле, абсолютно очевидно, что до отмены этих ценовых ограничений товары вовсе нелегально вывозились в соседние страны, в том числе в тот же Казахстан и затем также реэкспортировались в Россию, как будто продукция была выращена в Казахстане. Далее, для того, чтобы воспользоваться разницей в НДС в Казахстане (12%) и в России (20%), вовсе не обязательно вывозить товар из Узбекистана по заниженной цене. Но если дело именно в уклонении от уплаты российских налогов реэкспортерами из Казахстана, то пусть этим занимаются налоговые службы этих двух стран, зачем нам из-за этого «нагибать» и кошмарить наших производителей и экспортёров.
Второе существенное искажение, будто узбекский производитель будет ниже желанной им самим цены продавать товар » недобросовестным» перекупщикам, чтобы его валютная выручка оседала в Казахстане. Вопрос: зачем узбекскому фермеру или садовнику или агрофирме продавать товар ниже рыночной цены, чтобы его выручка оседала в соседней стране? Кто будет там приглядывать за его деньгами? Такие суждения имели бы смысл, если бы в нашей стране его заставляли бы продать валюту государству по заниженной цене, как было до либерализации валютного рынка. Сейчас же, когда вся выручка от экспорта поступает в полное распоряжение экспортера, когда он не должен ни продавать валюту, ни платить с него налог, то нет никакого резона оставлять деньги где то. Наоборот, сейчас наши экспортеры и производители безудержное вкладывают и личные, и земные средства на расширение производства, а ещё пытаются привлечь инвестиции. Так какой смысл им оставлять свою выручку в Казахстане.
А если вам скажут, что наши фермеры и предприниматели тёмные и глупые и, что их всякие махинаторы без труда разводят, как детей, то не верьте этому. Но если и допустить такое, то как контроль цен со стороны государства их сделает умнее и взрослее? На самом же деле, наши предприниматели очень смышленные и смекалистые. К тому же операторов и экспортёров на рынке много, а значит, рынок есть и он, уж точно, лучше государства способен установить цены. Лучше бы государство помогало развивать конкуренцию в секторе, упрощая процедуры и правила, а не пугало бы экспортёров налоговыми и прокурорскими мерами. Любой лишний контроль и угроза потенциальных проверок вызывает у операторов рынка ощущение рисков и желание не работать документально, что, в свою очередь, как раз таки толкает фермеров в руки тех самых «чёрных операторов».
А последнее утверждение в статье » коль скоро такой контроль необходим» является и вовсе демагогической манипуляцией. Автор никак не доказал, если, конечно, не учесть неумелые потуги, что контроль государства над экспортными ценами решает какую-либо проблему вообще, чтобы утверждать, что такой контроль неизбежен.

Источник

 

 

Поделиться